На главную!
На главную!Карта сайтаОбратная связь ENGLISH  

Детские железные дороги СССР – История и современность

Нашли опечатку или орфографическую ошибку?
Выделите текст мышью и нажмите Ctrl-Enter.
Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.
Система Orphus
Нашли фактическую ошибку?
Сообщите о ней письмом по адресу dmitry@sutyagin.ru.

Воспоминания о детстве

Автор: Александр Фомичёв
Место: Ленинград
Время: 1953–1958 годы



Юный проводник Саша Фомичёв. На крыше вагона виден кронштейн для репродуктора.
Фото из личного архива А. Фомичёва, 1950-е годы.

Я пришёл на Малую Октябрьскую в 1953 году. Мне было 8 лет. За первый год поработал проводником, ревизором и старшим кондуктором. Второе лето я осваивал специальность главного кондуктора, диктора и немного – ПВМ. Больше всего мне нравились должности диктора и старшего кондуктора. У диктора было своё купе с аппаратурой. И он целый день ставил разные пластинки и делал различные объявления. Плохо было то, что в начале работы нужно было на крыше вагона установить, а в конце работы снять, тяжелый и громоздкий громкоговоритель «колокольчик». Такие вы сейчас можете увидеть только в старом кино, где показывают, как люди во время войны слушают на улице сводки Совинформбюро. На сайте среди фотографий МОЖД есть фото пассажирского вагона с нелепой железякой на крыше. Это и есть опора для «колокольчика».

А старший кондуктор (кажется, теперь такой должности на железной дороге и вовсе нет) – сидел в последнем тамбуре поезда и самим своим присутствием и хвостовыми сигналами, которые он устанавливал – удостоверял тот факт, что поезд пришел на станцию в полном составе. А если бы произошёл разрыв поезда, то при помощи тормозного башмака и всяких интересных штук вроде петард и сигнальных факелов, обеспечивал его ограждение. Но вот перетаскивать на каждой конечной станции всё это барахло (Ах, извините, имущество) было тоскливо. Но, разве это было трудностью для мальчишек, которые слышали от своих инструкторов не книжные, а живые, свидетельские рассказы о том, как суровыми военными зимами с тормозных площадок грузовых поездов снимали замороженных до смерти старших кондукторов.


Юный стрёлочник Саша Фомичёв.
Фото из личного архива А. Фомичёва, 1950-е годы.

В конце, или середине, второго лета, я, пройдя все поездные специальности, начал осваивать станционные. Сначала стрелочником, а потом и дежурным по станции Кировская. Инструктором там был, добрый такой дедушка Иван Петрович Бессонов. Забавно было то, что больше всего он любил поспать. В промежутке между поездами (54 минуты) он садился где-нибудь в тенёчке, брал в руки газету и спокойно засыпал, предоставляя нам самим коротать это время.

Интересно было принимать или отправлять поезда. Интересно было оживлять электрожезловый аппарат и извлекать из него увесистый стальной жезл. Идти в красной фуражке на платформу с этим – холодным свидетельством твоего права отправить поезд на перегон. На станции всё готово и ждёт тебя. Паровоз стоит «под поездом» и пофукивает тормозным насосом: «пФ-пфф, пФ-пфф». Из дымовой трубы стремится что-то горячее и прозрачное насыщает окрестности запахом угольного дыма и горячего масла. Волнующая смесь. Машинист с помощником надраивают ветошью лоснящиеся боковины котла и холодно-матовую сталь шатунов и дышел. Пассажиры с ребятишками с завистью глазеют на них. Главный кондуктор, что-то обсуждает с поездным инструктором, покручивая вокруг пальца свистком на шнурке. Не терпится пустить его в дело. Малявки – проводники с трудом сдерживают себя, чтобы не пуститься шалить и прыгать вместе с ровесниками – пассажирами. А тебе нельзя! Потому, что все смотрят на тебя, на твою красную фуражку и ждут. Машинист с помощником прекращают свою суету и перебираются в будку паровоза. Деловито проверяют давление пара и уровень воды в котле. Давление воздуха в тормозной системе. Состояние топки. Короткое (мужское) рукопожатие с главным кондуктором и ему же вручается жезл. Он, проверив маршрут, (как будто может быть другой) передаёт его машинисту. И вот самый главный момент! Нет, поднимать флажок ещё рано. Но самое время достать из кармана отцовские, с наградной подписью от начальника «Дороги Жизни», часы фирмы Мозера. Пассажиры уже в вагонах и из окон смотрят на тебя. Инструкторы – и то смотрят на тебя. А ты смотришь куда угодно – только не на часы. Ты держишь их тяжелый и матово поблескивающий корпус в руке и что-то говоришь машинисту. Не важно что. Важно то, что теперь все смотрят на тебя, а ты с часами. Ну, вот пора посмотреть и на них. Делать это надо не спеша и внимательно. Тебе они ничего не говорят. Что они могут сказать одной стрелкой, которая уже лет пять не движется, но о тебе они сказали много. За тот короткий момент, пока кладёшь их обратно, успеваешь только пожалеть, что поездов отправлять приходится только три или четыре.

Но, вот флажок поднят. Главный кондуктор даёт свисток, машинист – протяжный гудок и поворачивает регулятор. Пар белой струёй вырывается из одного цилиндра. Колёса медленно проворачиваются. Пар из другого цилиндра. Колёса быстрее. Пар из правого, из левого, из правого, из левого… Шатуны, дышла, колёса быстрее, быстрее. И вот уже вагоны плывут мимо. И пассажиры смотрят взволнованно в окна. Проводники строго держат жёлтые флажки. А вот и старший кондуктор держит свой флажок и показывает хвостовые сигналы – три красных диска. А это значит, что поезд ушёл. Кончился замечательный спектакль. Замечательный тем, что никто из его участников и мысли не допускает, что это игра. Всё по-настоящему.

Но вот ждать 54 минуты следующего спектакля скучно.

В это лето мы ещё не знали, что добрейший Иван Петрович зимой уйдёт на пенсию досматривать свои сны, а на смену ему придет Ярослав Сергеевич Грингер. И про скуку мы забудем. Но об этом в следующий раз.

Поделиться: Разместить в ЖЖ Разместить в Facebook Разместить в ВКонтакте Разместить в Одноклассниках Разместить в Twitter Разместить в Google Разместить в Ссылки@Mail.Ru


Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100 Service

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!