На главную!
На главную!Карта сайтаОбратная связь ENGLISH  

Детские железные дороги СССР – История и современность

Нашли опечатку или орфографическую ошибку?
Выделите текст мышью и нажмите Ctrl-Enter.
Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.
Система Orphus
Нашли фактическую ошибку?
Сообщите о ней письмом по адресу dmitry@sutyagin.ru.

Воспоминания о детстве

Автор: Мыкола Несенюк
Место: Ровенская ДЖД
Время: 1960-е годы

С оригинальным текстом на украинском языке можно ознакомиться на сайте газеты «Рiвне вечiрнє».

Родной город. То, что я помню.
Партизанская – Пионерская

Как я теперь уже знаю, детские железные дороги были централизованно построены во всех городах бывшего СССР ещё в пятидесятые года прошлого века. Позже они начали приходить в упадок, и после короткого возрождения во времена министра Кирпы, этот упадок продолжился. Что такое детская железная дорога для детей ХХІ века? Не так было сорок лет назад.

Станция детской узкоколейки находилась в начале шестидесятых в самом центре Ровно, буквально в двадцати метрах от улицы Сталина. Подвижной состав этого заведения состоял из одного паровоза и двух «игрушечных» вагонов, которые и по сей день стоят сбоку от потока людей, направляющихся теперь ежедневно на один из многочисленных городских рынков. Тогда же на месте рынка были тихие улочки Театральная и Здолбуновская, застроенные одноэтажными деревянными особнячками ещё довоенной еврейской архитектуры. Сразу за особнячками начиналось бывшее болото, перерезанное во времена Польши маленькими каналами. Насыпь, разделявшая высушенное болото и речку Устью, стала началом «Малой Ровенской» железной дороги. Именно так гордо назывались полтора километра узкоколейки, которые заканчивались возле Басовкутского пруда станцией «Пионерская».

Сейчас всё это заросло дикими кустами. Даже не верится, что когда-то всё лето здесь звенели детские голоса, из репродукторов звучала музыка и объявления о прибытии поезда, стучали колёса вагончиков и чухал понемногу тот самый маленький паровозик.

Принцип работы детской железной дороги был прост. Приблизительно в феврале в школы приходили дяди в красивой железнодорожной униформе. Они официально приглашали третьеклассников приходить учиться на железнодорожников на «Малую Ровенскую». Фуражка с кокардой и блестящие пуговицы действовали тогда на малышей безотказно: уже через неделю дети толпились возле домика «Партизанской», где им читали лекции о железной дороге и обещали выдать такие же фуражки. Естественно, большинство желающих отсеивалось в первые же две недели, но оставшихся вполне хватало на летний сезон. Приблизительно с семилетнего возраста и вплоть до средних классов я мог видеть летом знакомых мальчиков и девочек в стареньких, но хорошо выстиранных детских железнодорожных формах, а точнее, в светло-голубых пиджачках, украшенных латунными пуговицами и, конечно, в тех самых фуражках с железнодорожной кокардой.

Кроме ношения формы, «юные железнодорожники» выполняли роль контролеров, проводников и дежурных по станции. Поскольку желающих было больше, чем мест, всех остальных принимали в «путеобходчики». Реально дети просто слонялись вдоль пути, имея право несколько раз бесплатно проехаться в вагончике те самые полтора километра. Те же, кому доверяли больше, открывали и закрывали двери и главное – проверяли билеты. Билеты были самые настоящие, такие же, как и на настоящей, взрослой, железной дороге. Детский – пять копеек, взрослый – десять. Как только поезд трогался с места, по обоим вагонам доносился детский голос: «Уважаемые пассажиры! Просим приготовить билеты для проверки ревизором!». Именно так, а не иначе. Сразу после грозного объявления по вагону шла группа подростков с настоящим металлическим блестящим железнодорожным компостером. Они важно пробивали дырки в билетиках пассажиров, которых традиционно было меньше, чем «юных железнодорожников».

Перестук колёс вагонов детской железной дороги был в шестидесятые годы неотъемлемым атрибутом ровенского лета вместе с мороженым «пломбир», поливанием улиц из специальных автоцистерн и бочками с квасом. Сегодня это выглядит невероятно, но детская железная дорога несколько десятилетий содержалась в примерном состоянии. Это относится и к путям, и к станциям, и к паровозику, и к вагонам. Взрослых на этом хозяйстве практически не было. Помню лишь одного дядьку, машиниста паровозика, возле которого всегда крутился помощник из подростков, считавшийся самым счастливым из всех «юных железнодорожников». Всю другую работу, включая продажу пятикопеечных билетов, абсолютно бесплатно и с удовольствием выполняли дети. Те самые, что «дослужились» в четырнадцать лет из «путеобходчиков» до кассиров и дежурных по станции. Дисциплина среди детей была железная, и в то же время чувствовали себя все очень весело. Это была такая себе игра-работа.

Лично я ездил по той железной дороге приблизительно раз в год. Жаль было пяти копеек, а самому записываться в «юные железнодорожники» никакого желания не было. И нужно было такому случиться, что когда я взял-таки один раз билет до Пионерской, начался страшный ливень. Всех нас, кто ждал с билетами поезд, пригласили в «зал ожидания». Так я в первый и последний раз побывал внутри помещения, где учили «юных железнодорожников». Там были шашки и домино, в которые мы играли, пока ливень не закончился и поезд не повёз нас в направлении Басового Кута.

Что с той железной дорогой теперь, не знаю. Вагончики вроде бы стоят. Тепловозик, которым, приблизительно, в шестьдесят седьмом заменили паровозик, тоже, будто бы, никто не украл. Но нет уже тех зелёных лугов, по которым ехал паровозик моего детства, нет той старенькой, ещё узкой речки Устьи. Нет уже тех плакучих ив, с которых мы прыгали в речку в единственном глубоком месте возле Облводоканала. Везде теперь базар, новые особняки с трёхметровыми заборами или непролазные дебри из диких кустов, которыми заросли берега Устьи около Басового Кута. Маленьким «путеобходчикам» шестидесятых годов уже почти всем за пятьдесят, а вагонным «ревизорам» ещё больше. Возможно, снится им хоть бы раз в год музыка из динамика, прерывающаяся грозно-писклявым детским голосом: «С первого пути отправляется поезд номер шестьсот тридцать девять до станции Пионерская!». И почему только им это должно сниться? Практически все, кто вырос в Ровно, хоть раз в жизни проехали в маленьком вагончике по маршруту «Партизанская–Пионерская».

Мыкола Несенюк,
газета «Рівне вечірнє», № 72 от 28.09.2006.


От переводчика

Судя по содержанию последних абзацев, автор весьма далёк от идей железнодорожного фанатизма, поэтому ему простительны незначительные огрехи в изложении специфических деталей. В частности, ошибочно указаны длина пути, год перехода на тепловозную тягу, имеет место заблуждение насчёт наличия ДЖД «во всех городах». Остаётся без внимания эволюция подвижного состава – мы то знаем, сколько поколений локомотивов и вагонов сменилось на ровенской ДЖД, а по Несенюку и «игрушечные» вагончики всё те же, и тепловозик тот же! Но и к этому не следует особо придираться, ибо технические подробности, как правило, мало интересуют рядового читателя и их следует искать в других источниках – в том числе, и на данном сайте.

На мой взгляд, с неоправданно глубоким пессимизмом изображается реальность для сегодняшнего. Понятия «так было» и «а вот как есть теперь» резко противопоставляются друг другу. А ведь на самом деле не всё так печально: хотя вокзал станции «Озёрной» (бывшая «Пионерская») действительно заброшен, а на самой станции оба светофора давно выкорчеваны с корнем, станция «Партизанская» остаётся очагом «жизни» дороги, а поезд исправно курсирует каждый летний уикенд. Дети и поныне обучаются на «Малой Ровенской» премудростям железнодорожного дела – хотя вполне вероятно, что без былого энтузиазма описываемых времён.

Но, не смотря на недочёты, воспоминания имеют недюжинную ценность, поскольку написаны человеком, любящим родной город и стремящегося сохранить для потомков малоизвестные исторические моменты, очевидцем которых он был.

Антон Брыных, перевод с украинского.

PS: Кстати, году так в 1991 на «Малой Ровенской» меня тоже настиг тропический ливень, только не на «Партизанской», а на «Пионерской»! Тамошний вокзал тогда ещё функционировал: в вестибюле были развешаны стенды с фотографиями «трудовых будней» дороги, а в одной из комнат прячущимся от дождя пассажирам юные железнодорожники показали какую-то мудрёную аппаратуру с лампочками – вполне исправную – с помощью которой специально вызвали поезд, обычно не работающий во время непогоды. Станция-то находится далековато от центра, а торчать до ночи в «домике среди болота» желания ни у кого не было. Так и помчались в город сквозь беспросветную пелену летнего дождя…

Поделиться: Разместить в ЖЖ Разместить в Facebook Разместить в ВКонтакте Разместить в Одноклассниках Разместить в Twitter Разместить в Google Разместить в Ссылки@Mail.Ru


Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100 Service

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!